Портал сетевой войны ::  ::
Вход Поиск
О проекте Карта сайта
Регистрация Участники
ДОКУМЕНТЫ
ССЫЛКИ
Новороссия

Релевантные комьюнити ЕСМ:
rossia3
ru_neokons
ЕСМ - ВКонтакте
Дугин - ВКонтакте

Регионы ЕСМ

Дружественные сайты

КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
ЗА РУБЕЖОМ
25 февраля 2013
Рене Генон: Политическая роль Теософского общества
Теософисты на службе у британского империализма

Теперь нам осталось поговорить о политической роли, которую играет Теософское общество, особенно в Индии: эта роль  получала разные оценки (1), и без сомнения, трудно составить себе ясное представление о ней, потому что это относится к вещам, которые теософисты по-настоящему держат в тайне, в намного большей тайне, чем свой псевдоэзотеризм. Они всегда утверждали, что, по крайней мере, как  члены Теософского общества  они не занимаются политикой, ссылаясь на то, что «их организация носит международный характер» (2). Однако эта роль существует и, если  общий состав членов Общества  на самом деле является интернациональным, его руководство стало представлено, тем не менее, одними англичанами. Даже, какие обличья оно бы не принимало, у нас есть убеждение (и мы даже можем сказать это с уверенностью), что теософизм, рассматриваемый с этой точки зрения, является орудием на службе британского империализма. Должно быть, оно было таковым с самого начала или стало чуть позже, так как заслуживающие доверия свидетели уверяли нас, что г-жа Блаватская во время своего пребывания в Индии получала от английского правительства достаточное крупное ежегодное пособие (нам называли цифру в двенадцать тысяч рупий), это, кажется, и было ценой услуг, оказанных ею во вред собственной родине. Впрочем, она добровольно отреклась от своего русского происхождения и предпочитала называться американкой (мы видели, что она на самом деле получила американское гражданство в 1878 году). Ходжсон, значительно менее сведущий в этих делах, чем в том, что касается изучения психических феноменов, больше всего был не прав, подозревая в ней русскую шпионку, и если, как есть основание полагать, это подозрение было внушено ему некоторыми чиновниками, то дело в том, что они знали не намного больше его : политическая полиция в Индии находится целиком вне сферы компетенции гражданской администрации, хотя некоторые из ее агентов одновременно  являются и ее сотрудниками. Во всяком случае, правительство, которое должно было узнать то, что он накопал, не обратило никакого внимания на  обвинение Ходжсона. Теософское общество уже в это время работало на Англию. Вот, кстати, весьма говорящее замечание, которое Синнетт (сам бывший правительственным чиновником) сделал в своей первой работе: «Многие старые индийцы и несколько книг о восстании в Индии рассказывают о том, как непредставимым образом новости о событиях, произошедших вдали, проникали иногда на туземные базары ранее, чем они достигали ушей находившихся в тех же самых местах европейцев, несмотря на использование самых быстрых средств связи, которыми последние могли располагать. Полученное мною объяснение этого факта заключается в том, что Братья (то есть «Махатмы»), которые в эту эпоху желали сохранения британской власти, потому что они считали ее предпочтительной для Индии по сравнению любой системой управления, происходящей от туземцев, быстро распространяли новости, пользуясь своими особыми средствами, когда эти новости могли успокоить народное возбуждение и остановить новые восстания (3). Чувство, которое воодушевляло их в ту пору, то же самое, что воодушевляет их и сегодня, и правительство поступило бы мудро, если бы поспособствовало распространению влияния Теософского общества в Индии. Подозрения, которые высказывались в начале в отношении его основателей, хотя и не имели под собой почвы, однако были достаточно простительны, но в наши дни, когда природа движения стала известна лучше, чиновники британского правительства в Индии поступили бы хорошо, когда представится случай, если бы выразили свою симпатию к активистам Общества, которые, будучи лишены каких-либо знаков внимания, вынуждены выполнять неблагодарную задачу» (4).

На самом деле, Теософское общество всегда пользовалось моральной и нравственной поддержкой правительства,  пусть и  не всех его чиновников, и также поддержкой некоторых туземных князей, чьи англофильские взгляды хорошо известны. Так, махараджа Куш-Бехара, имеющий высокую степень посвящения британского масонства и умерший в Англии в 1911 году, состоял членом Теософского общества. Он организовал его филиал в столице своего государства в 1890 году, и в 1893 году был избран президентом отделения в Дарджилинге (5). Он был зятем Кешава Чандры Сена, основателя одной из сект «Брахма Самадж», носившей название «Церковь нового призыва». Близость этой секты к протестантскому христианству была, возможно, наиболее ощутимой. Его сын и преемник, нынешний махараджа, также принадлежит к английскому масонству  и   является одним из иерархов Ордена «Тайного монитора», который находится в зависимости от него. Теософское общество насчитывает также, если не среди своих членов, но своих покровителей и благодетелей, махараджу Карпуртхалы, другого высокопоставленного иерарха британского масонства, который в 1892 году сделал пожертвование в сумме две тысячи рупий «Фонду памяти Е. П. Б.» (6), призванному способствовать изданию переводов с восточных языков» (7). И поскольку мы только что упомянули о присутствии в Индии масонства, вот простой факт, который позволит составить представление о том, какой может быть его роль: главой тайной туземной полиции был в 1910 году Депутат Великий Магистр Великой Ложи Бенгалии, этот пост ранее занимал махараджа Куш-Бехара.

Естественно, правительство, оказывая поддержку Теософскому обществу, использует в качестве предлога необходимость помощи образовательным учреждениям, основанным Теософским обществом. Но в реальности эта поддержка объясняется, прежде всего, борьбой, которую теософисты ведут посредством этих учреждений и также других различных организаций против традиционных учреждений, и в особенности против кастовой системы, по отношению к которой европейцы проявляют столько враждебности только потому, что они неспособны понять глубокие принципы, на которых она основывается. Впрочем, индусская цивилизация целиком основывается на традиции, связанной с принципами чисто метафизического уровня. Конечно, подлинные индусы, которые являются по природе своей традиционалистами и которые по только что упомянутой нами причине не могут не являться таковыми, остерегаются от того, чтобы вступать в контакт с подобными кругами, тем более что они не смогли бы простить теософистам искажение восточных учений. Также они  демонстрируют глубокое неприятие к тем из своих соотечественников, впрочем, достаточно редким, которые присоединяются к этому Обществу и которые, зато, как и те, что соглашаются стать масонами, находятся на хорошем счету у британского правительства, чем они иногда и пользуются ради своей выгоды. Именно таким образом, например, во главе археологической службы Кашмира несколько лет назад был поставлен теософист Дж. С. Чаттерджи, автор ряда работ (8), которые, несмотря на их названия и на претензии их автора, в большей степени написаны под влиянием эволюционистской (и весьма «экзотерической») философии Герберта Спенсера, нежели чем древнего восточного учения.

Что касается г-жи Безант, то её заверения в дружбе, адресованные индусам, никогда не принимались ими всерьёз: в 1891 году, в эпоху, когда она еще заявляла, что «обратиться в христианство это еще хуже, чем быть скептиком или материалистом», продолжая афишировать свое обращение в индуизм (9), г-н С. К. Мукхопадьяя написал в журнале «Light of the East», что этот индуизм «чистая шумиха» и что вместе с этой «несерьезной буддисткой» едва ли найдется несколько сотен теософистов  на двести пятьдесят миллионов индусов.

Рассматривая г-жу Безант как простого политического агента англичан, в заключение он предостерегает от неё своих соотечественников, советуя им более чем никогда сопротивляться всякому иностранному вмешательству. А вот в каких жестких выражениях много позже индусские патриоты отзывались о деятельности г-жи Безант: «На протяжении своей полной приключений жизни г-жа Безант представала в различных обликах, но ее последняя роль это роль скрытого и опасного врага индусов, среди которых она порхает, как летучая мышь во мраке ночи...  Точно также как сирены завлекали своими песнями людей в пучину, эта красноречивая и одаренная женщина своими слащавыми и еще более лживыми словами заманивает индусскую молодежь на гибельный путь. Яд её цветастых слов, который пьют  ее зачарованные слушатели, более смертелен, чем яд змеи.... После открытия «Центрального индуистского колледжа» в Бенаресе г-жа Безант все более погружается в грязь лицемерия и лжи. Возможно, горделивое чувство воображаемого превосходства её расы победило в ней её религиозный пыл. Г-жа Безант всегда отличалась непостоянством во взглядах и поступках. Эта характерная черта её образа мышления побудила м-ра Стеда назвать её «женщиной без устойчивых убеждений». Как бы там ни было, несомненно, что в настоящее время она целиком заодно с планами касты чужеземцев, которые управляют Индией и её следует считать врагом Индии... Итак, какова роль г-жи Безант в официальных кругах? Какие методы она использует? Ей доверили деликатную миссию контроля за религиозной жизнью индусов изнутри. Правительство не может прямо и открыто касаться нашей религии. Но иностранная бюрократия не может оставить в покое столь могучую и влиятельную силу, потому что она опасается любого института, могущего объединить покоренный народ. Как следствие, шпионы и лжецы тайно посланы, чтобы проникнуть в эту цитадель и ввести в заблуждение её  стражей. Г-жа Безант и её коллеги в Бенаресе, такие как д-р Ричардсон и м-р Арундейл, принадлежат к английским империалистам, стремящимся контролировать религиозную жизнь индусов. Они подобны волкам в овечьих шкурах и их следует бояться и осуждать больше, чем грубых и открытых врагов Индии... Именно поэтому она перевела Бхагавад-гиту и основала «Центральный индуистский колледж» (9). Сейчас со всей своей энергией она отдалась империалистической пропаганде Великобритании» (10). И напротив, те, кого эти же самые индусские патриоты считают предателями своего дела, удостаиваются со стороны г-жи Безант только похвалы: в качестве доказательства упомянем только горячую защитительную речь, посвященную им и опубликованную в июне 1913  года по случаю процесса в Мадрасе в «Rajput Herald»,   выходящем в Лондоне журнале, который афиширует свою «преданность империализму» и на обложке которого красуется карта «Империи, над которой никогда не заходит солнце» (the Empire on which the sun ever shines); это, несомненно, весьма компрометирующая дружба. Впрочем, не сама ли г-жа Безант в январе 1914 года в Адьяре основала новое периодическое издание «The Commonwealth», предназначенное преимущественно для Индии и носящее в качестве девиза слова «За Бога, корону и страну» (For God, Crown and Country)? Задолго до этого она уже прославилась, благодаря любезному участию принцессы Уэльской (11) получив для своего «Центрального индуистского колледжа» портрет, подписанный королём Эдуардом VII. И разве также не она написала  в уставе британского сомасонства, что она (включая ложи в Индии) «требует от своих членов лояльности Суверену» (12)? Известно, что в политической сфере англичане понимают под словами «loyaute» и «loyalisme». Итак, все это совершенно убедительно и не оставило бы нам никакого сомнения, даже если бы у нас не было никакой другой прямой и полностью совпадающей с этим информацией, которая ещё бы укрепила нас в наших убеждениях.

К тому же, мы можем процитировать некоторые тексты, которые, будучи наполнены подобными взглядами, также достаточно показательны: десяток лет назад г-жа Безант «заявила на лекции, прочитанной в Лахоре, что иностранное завоевание часто служило делу прогресса, и что индусы должны оставить ненависть к англичанам». Это заявление следует связать с появившимся чуть позже документом, клятвой, которую должны произносить «Братья служения», то есть члены отделения «Ордена служения Теософского общества»,который был организован в Индии в 1913 году из самых преданных членов Общества»,якобы «чтобы сделать Теософию частью повседневной жизни и подключить Теософию к проведению социальных реформ». Вот текст этой клятвы, чье начало не оставляет никаких двусмысленностей: «Полагая, что изначальные интересы Индии заключаются в свободном развитии под британским флагом, в освобождении от любых обычаев, могущих повредить  единству всех её жителей, и в том, чтобы придать индуизму несколько больше социальной гибкости и духа братства, я обещаю: 1). не придавать никакого значения кастовым различиям; 2). не женить сыновей, пока они будут несовершеннолетними и не выдавать замуж дочерей, пока они не достигнут возраста семнадцати лет; 3). давать образование моей жене и моим дочерям, также как и другим женщинам моей семьи, в соответствии с их способностями; способствовать развитию женского образования и бороться с затворничеством женщин; 4). способствовать развитию народного образования, насколько мне будут позволять силы; 5). в общественной и политической жизни не придавать никакого значения различиям по цвету кожи и расе; сделать все, что в моих силах, чтобы открыть свободный въезд для представителей цветных рас во все страны на тех, же основаниях, что и для белых эмигрантов; 6). активно бороться с любыми проявлениями  дискриминации по отношению к вновь вышедшим замуж вдовам; 7). способствовать единству тех, кто работает во всех сферах духовного, образовательного, общественного и политического прогресса под руководством «Индийского национального конгресса» (13).

Это мнимый  «Индийский национальный конгресс», кстати, был создан английскими властями при сотрудничестве теософистов, если даже не по их инициативе, и ещё при жизни г-жи Блаватской: она написала, что этот Конгресс является «политической организацией, с которой наше Общество  никак не связано, хотя он и был основан нашими членами, индийцами и англо-индийцами». Но в этой же самой статье она чуть ниже добавила: «Когда началось оживление в политической жизни, Национальный конгресс был создан по нашему плану, и им главным образом руководили наши члены, которые служили как делегаты нашего Сообщества» (14). Вплоть до самых последних времен этот Конгресс оставался почти целиком под влиянием г-жи Безант. Её истинная цель заключалась в том, чтобы воспрепятствовать стремлениям к автономии, создавая некоторую её видимость, впрочем, почти совершенно иллюзорную. Проект ирландского «гомруля» (известно, как его воспринимают) является продуктом точно такой же политики, которую также пытаются осуществить и в Египте. Возвращаясь к «Братьям служения»,  это явно не та организация, которая могла бы придать теософизму, даже если это вообще возможно, уважение в глазах настоящих индусов. Они совершенно не склонны верить во весь этот вздор о «прогрессе» и «братстве»,  а тем более во блага «обязательного образования ». Их мало беспокоит то, чтобы сделать из своих жен и дочерей «суфражисток» (такова цель, заявленная «сомасонскими» ложами в Индии, также как в Европе и Америке), и они никогда не дадут убедить  себя под предлогом «ассимиляции» с их чужеземными господами в необходимости топтать ногами свои самые священные обычаи: обязательство «не придавать никакого значения кастовым различиям» для индуса тождественно подлинному отречению.

Более того, на процессе в Мадрасе г-жа Безант, чтобы произвести благоприятное впечатление на судей, не побоялась выставить напоказ некоторые, по крайне мере, из услуг, оказанных ею правительством, утверждая, что в этом следует подлинный мотив направленной против неё компании. В её защитительной речи мы читаем следующее: «Ответчица поясняет, что эта жалоба была подана по политическим мотивам и из личной неприязни с целью нанесения ответчице ущерба вследствие заговора, затеянного, чтобы погубить её жизнь и репутацию, потому что она удерживала учащуюся молодежь Индии от участия в «экстремистских» заговорах и стремилась побудить их к лояльности Империи. После того как она вмешалась с целью положить конец упражнениям молодых людей с оружием, проводившихся в тайне на собраниях   в Махараштре, когда пост вице-короля занимал Керзон, её стали рассматривать как препятствие всякой пропаганде насилия среди студентов и сама ее жизнь оказалась под угрозой одновременно в Индии и в Европе...  Ответчица просит, чтобы суд оградил этих молодых людей (её двух воспитанников) от новых попыток оказать на них влияние, чтобы они возненавидели англичан, вместо той любви и преданности, которые они испытывают к ним сегодня, и чтобы они сделались плохими гражданами» (15). С другой стороны, вот начало изложения причин процесса, составленного м-ром Арундейлом: «Процесс, затеянный против г-жи Безант, невозможно понять, если рассматривать его как изолированный случай, вместо того чтобы видеть в нём часть движения, начатого уже давно и имеющего своей целью разрушить влияние, которое она имеет на молодёжь в Индии, так как это влияние она всегда использовала, чтобы помешать молодежи принимать участие в любых насильственных политических акциях и вступать молодым людям в многочисленные тайные общества, которые сейчас в Индии представляют действительную опасность. Кампания против г-жи Безант была начата знаменитым Кришнавармой, который в своей газете даже призвал убить её, так как считал её самым главным препятствием для экстремистской партии (16). Нападки м-ра Тилака в Индии, хоть он и не дошел до призывов к убийству г-жи Безант, имели своей целью разрушить её влияние на молодых индусов. Во главе экстремистского движения стояли приверженцы строгой ортодоксии, такие как два главных его лидера, Ауробиндо Гхош и Тилак. М-р Гхош сейчас находится во французской Индии, а м-р Тилак в тюрьме. Газеты м-ра Тилака тем не менее продолжили свои нападки на г-жу Безант, и в Мадрасе даже «Hindu» поддержал, насколько смог, эту кампанию» (17). И вот вывод, к которому приходит автор этого изложения: «Каким бы не был исход этого процесса, нет никакого сомнения, что если заговор против г-жи Безант приведет к разрушению её влияния в Индии, одна  из главных основ сближения между Англией и Индией исчезнет» (18).

В сущности, британское правительство не следует порицать за то, что оно пользуется услугами подобных помощников, от которых, впрочем, всегда можно отмежеваться, когда они становятся неудобными или совершают какую-либо ошибку: после окончания процесса в Мадрасе 7 мая 1913 года «Times» высказала пожелание, «чтобы правительство воздержалось от высказывания одобрения или хотя бы подобия одобрения теософистскому движению», что подразумевало для того, кто в курсе дела, что до тех пор оно на самом деле одобряло и благосклонно относилось к нему. Впрочем, в письме, написанном в ответ на эту статью и опубликованном после 9 мая м-р Ведгвуд позаботился о том, чтобы напомнить, что «высокопоставленные чиновники в Индии признали, что влияние Теософского общества и личная деятельность г-жи Безант весьма действенно побудили индусскую молодежь проникнуться чувствами верности к английскому правительству». Таковы политические средства, к которым, сколь отвратительными они бы кому-то не казались, прибегают сейчас в большей или меньшей степени во всех странах: именно таким образом несколько лет назад в Чехии было создано несколько оккультных организаций, в которые старались завлечь чешских патриотов, казавшихся венскому правительству особенно подозрительными. Между тем, один из лидеров этих организаций было всего-навсего директором тайной австрийской полиции. Современная история оккультизма в России также полна весьма любопытными примерами более или менее сходных случаев. Те, которые достойны порицания в подобном случае, это люди, соглашающиеся выполнять эту мало почетную роль и не подвергающиеся при этом никакой опасности: мы только что видели, что г-жа Безант жалуется, что ее жизнь находилась под угрозой, и если она никогда не подвергалась настоящим покушениям, тем не менее правда, что несмотря на все окружавшие ее меры предосторожности  в нее пару раз бросали камни в ходе ее поездок по Индии. В 1916 году, чтобы реабилитировать её в глазах индусов и побудить их доверять, ей пытались для вида подвергнуть её домашнему аресту на её собственной вилле в Гулистане, что, впрочем, не помешало там ей проводить собрания. Но этот достаточно грубый маскарад никого не мог обмануть, и только в Европе некоторые поверили, что эта мера вызвана настоящим  изменением политической позиции г-жи Безант. Теперь можно понять, почему у некоторых индусов её имя ассоциируется с именем Редьярда Киплинга, который, конечно, является великим писателем (г-жа Безант также не лишена какого-либо таланта), но различные авантюры, не делающие ему чести, препятствуют его возвращению на родину, и отягчающим обстоятельством является то, что у обоих ирландское происхождение. Поскольку уж мы заговорили о «Киплинге», укажем, что он написал роман под названием «Ким», который в некоторых деталях может считаться настоящей автобиографией. В особенности, является строго историческим фактом  то, что касается соперничества русских и англичан в северных областях Индии. Также среди прочего здесь можно ознакомиться с любопытными подробностями организации политического шпионажа и об использовании для этих целей англичанами тайного общества под названием Sat Bhai («Семь братьев»). Это общество существует на самом деле и в Англии оно появилось в 1875 году благодаря офицерам индийской армии, и именно в тот же самый год  было  основано Теософское общество.

Без всяких слов ясно, что если двуличие вождей теософского движения не оставляет для нас никакого сомнения, искренность тех, кто за ними следует, в особенности тех, кто не является по национальности англичанами, совершенно вне всяких вопросов. Во всех кругах подобного рода всегда надо уметь различать между мошенниками и теми, кто ими обманут, и если к первым можно испытывать только неприязнь, то вторым, составляющим подавляющее большинство, следует лишь посочувствовать и постараться просветить их, если еще не поздно и если их слепота не является неизлечимой. Пока  мы не закончили эту главу, приведем ещё весьма примечательное место, извлечение  из труда, относящегося к знаменитым «жизням Алсиона»: «Когда семья не следует естественному закону (объединяясь вокруг отца и матери), воцаряется беспорядок. И то же самое справедливо в отношении народов мира. Должны быть страна-отец и страна-мать, живущие в совершенной гармонии, а иначе война. Страной, которая завтра будет управлять, которая будет в мире выполнять  роль, сравнимую с ролью Ману, отца, будет, вероятно, Англия, со стороны же матери, или Бодхисаттвы, мы будем иметь Индию. Именно таким образом Ману и Бодхисаттва постараются скоро восстановить порядок в отношениях между странами мира»  (19). В переводе на нормальный язык это место звучит так: в то время как Индия под английским господством должна будет довольствоваться «духовной» ролью, заключающейся в том, чтобы в образе Кришнамурти предоставлять «поддержку» явлению ожидаемого «Великого Наставника», Англия призвана устанавливать свои законы для всего мира (основная роль Ману, являющегося законодателем). Это и будет осуществлением идеи «Соединенных Штатов Мира», но под эгидой «руководящей страны» и ради её исключительной выгоды. Таким образом, интернационализм теософистских лидеров представляет собой, просто-напросто, британский империализм, доведенный до самой крайней степени, и, в конце концов, это можно в некотором роде понять. Но как воспринимать  невообразимую наивность французских теософистов, которые покорно повторяют подобные «учения»?

Концепция связей Англии и Индии в том виде, в котором мы её только что изложили, не является чем-то совершенно новым и даже не г-же Безант принадлежит заслуга её изобретения. На самом деле, в книге «Совершенный путь» Анны Кингсфорд и Эдварда Мэйтленда мы читаем следующее: «Поскольку в будущем мир будет спасен благодаря духовному союзу приверженцев единой веры Будды и Христа, отношения между двумя народами, которые на физическом плане и должны осуществить этот союз, становятся важной и заслуживающей особого внимания темой. Будучи рассматриваемой в этом аспекте  связь, существующая между Англией и Индией, переходит из политической сферы в духовную» (20). Авторы у которых мы уже отмечали присутствие идеи, что буддизм и христианство представляют собой два  дополняющих друг друга элемента одной и той же религии, забывают только, что буддизм уже давным-давно прекратил своё существование в Индии, но чуть ниже мы читаем: «Представляя неминуемое будущее, (21), следует отыскать путеводную нить духовной политики мира. Перейдя с мистического плана на земной, «цари Востока» (намек на евангельских волхвов) являются теми, кто обладает политической властью над провинциями Хиндустана. В личностном плане этот титул подразумевает обладание «магическим» знанием или власть в мире Духа. Владеть им означает быть Магом. В своем и в первом, и во втором значении этот титул отныне принадлежит нам. На протяжении долгого времени наша страна была хранителем и поборником одного их главных вместилищ этого магического знания, Библии (22). На протяжении трех с половиной столетий, периода, который напоминает мистическое «время, времена и половину времени» (23) и также «год годов» солнечного героя Еноха Великобритания с любовью и преданностью хранила Писание, которое нынче благодаря обнаружению его истолкования, как и его источник (намек на вознесение Христа) «перешло» на план Духа. Обладая таким образом Знанием, как его сущностью, так и формой проявления, наша страна будет готова к осуществлению более высокой, духовной власти, что является её судьбой, и она переживёт свою материальную империю… Итак, все, что стремиться объединить Англию с Востоком, от Христа, а все то, что стремиться из разделить — от Антихриста» (26).

Вся эта история и особенно эта последняя цитата наводит нас на мысль о странном совпадении: Элифас Леви, умерший в 1875 году, заявил, что в 1879 году (как раз в этот год г-жа Блаватская разместит в Индии штаб-квартиру своего Общества) будет установлено новое политическое и религиозное «вселенское Царство», которое будет принадлежать «тому, у кого будут ключи Востока», и что этими ключами будет обладать «самая культурная страна». Это предсказание содержалось в рукописи, находившейся в распоряжении марсельского оккультиста, ученика Элифаса Леви барона Спедальери. Именно он передал её Эдварду Мэйтленду, так что не вызывает сомнений, что как раз там следует искать источник вдохновения для написания строк, которые мы только что привели. Добавим, что исключительно хвалебное письмо Спедальери, в котором речь идёт ни о чем другом, кроме как о «чудесах истолкования»,  было помещено в предисловие ко второму изданию «Совершенного пути». Не называя имя автора, его именуют «другом, учеником и литературным наследником знаменитого мага, покойного аббата Констана (Элифаса Леви), что для всех посвященных будет достаточным указанием на его личность». Позже Мэйтленд передал рукопись Элифаса Леви д-ру Винну Весткотту, Supreme Magus организации «Societas Rosicruciana in Anglia», и этот последний наконец опубликовал её под названием «The Magical Ritual of Sanctum Regnum». Конечно, англичане, которым, как и немцам, нравится мнить себя «высшей расой»,  попали под власть искушения думать, что это предсказание относится к их собственной стране, владычествующей над Индией (пусть сам Элифас Леви,  хоть он и был французом, так и думал), и мы только что видели, что здесь они не ошиблись. Но материальных ключей Востока не было достаточно, и нужны были также интеллектуальные и духовные ключи. И если они рассчитывали на Теософское общество, чтобы заполучить их в свое распоряжение, надо признать, что они  оказались в большом заблуждении, и тем более, если полагались на новое «эзотерическое христианство»,  будь ли то в версии Анны Кингсфорд или г-жи Безант, чтобы обрести знание подлинного духа Библии и Евангелия.

Конечно, упоминая здесь предсказание Элифаса Леви, мы не хотим сказать, что следует придавать ему особую важность, но только то, что некоторые ознакомившиеся с ним англичане  могут в действительности отнестись к нему всерьез и даже впасть в искушение способствовать его осуществлению. Впрочем, чтобы оценить настоящую ценность этого предсказания, следовало бы знать его действительный источник, и несомненно, что его автор имел связи в британских кругах, где оккультизм идет рука об руку с дипломатией (27). С другой стороны, теософисты, как мы уже видели, утверждают, что последняя четверть каждого столетия особенно благоприятна для определенных оккультных проявлений, которые они приписывают, естественно, деятельности  своей «Великой Белой Ложи». Как ни относись к этому утверждению, неприемлемому для нас в той форме, в которой они его подают, тем не менее верно, что 1875 год и последующие годы действительно отмечены началом деятельности многих достаточно таинственных организаций : кроме тех, которые мы уже имели случай упомянуть, начиная с самого Теософского общества (28), укажем ещё на Орден, именуемый «Братьями Света» (Fratres Lucis) (29),   учрежденный английским евреем Морисом Видалом Портманом, востоковедом и политиком, который в 1876 году вошел в окружение лорда Литтона, тогдашнего вице-короля Индии. К тому же было заявлено (как это почти всегда и происходит в подобном случае), что речь здесь идет о восстановление древнего Ордена с таким же названием, якобы основанного во Флоренции в 1498 году. И в определенных теософистских кругах (что доказывает связь между всеми этими организациями) даже утверждали, что «Сведенборг, Паскуаль (30), Сен-Мартен, Казот и позже Элифас Леви были членами Ордена «Fratres Lucis», в то время как Сен-Жермен, Месмер, Калиостро и, может быть, Рагон (31) принадлежали к египетской ветви того же самого Братства»,  добавляя с некоторой долей язвительности, что эта последняя ветвь «не имеет ничего общего, конечно, с неким F. H. of Luxor (H. B. оf  L.), совершенно недавно изобретенного англо-американцами (32). Так как, с другой стороны, утверждали, что Сен-Жермен и г-жа Блаватская являлись посланцами этого же центра (33) и так как эта последняя точно жила в Египте, без сомнения, хотели намекнуть на то, что она также  связана с «Fratres Lucis», и что они (которые, естественно, должны иметь своими антагонистами тех, кого она называла «Братьями Тьмы») якобы являются прямым проявлением «Великой Белой Ложи». Это достаточно фантазерская манера написания истории, возвращаясь же к более серьезным вещам, скажем, что лорд Литтон, чье имя мы только что упоминали, ведя речь о «Fratres Lucis», является знаменитым автором «Занони»,   «Странной истории», «Грядущей расы» (служивших теософистам источниками вдохновения, именно из творчества Литтона они заимствовали представление о таинственной силе, именуемой вриль). Он был «Великим Патроном» (то есть почетным президентом)  Societas Rosicruciana, и его сын был английским послом в Париже. Совершенно неслучайно, что имя Литтона встречается на каждом шагу, когда речь заходит об истории оккультизма. Это справедливо в отношении человека, принадлежащего к той же самой семье, у которой Элифас Леви вызвал в Лондоне дух Аполлония Тианского, что он и описал в своей работе «Догма и ритуал высшей магии». Целью при этом являлось, кажется, знание важной тайны политического характера. Все эти связи представляют большой интерес для тех, кто хотел бы изучать политическую или религиозно-политическую подноготную современного оккультизма и связанных с ним в различной степени организаций, подноготную, которая более достойна внимания, чем вся та фантасмагоричная оболочка, которую нашли полезной окружать себя, чтобы лучше скрыть эти организации от глаз профанов.

Примечания:
 
1) Так, д-р Ферран полагает, что Теософское общество по-настоящему придерживается интернационализма, и приписывает ему даже устремления,враждебные всякому политическому режиму. П. де Гранмезон, продолжая признавать,что в Индии оно часто оказывало услугу властям, считает, однако, что Общество иногда меняло свою позицию в этом отношении.
2) La Clef de la Théosophie, p. 327.
3) Факт, о котором идет речь, весьма реален и часто фиксировался не только в Индии, но и в мусульманских странах. Что же касается данного ему объяснения, то оно,конечно, носит столь же фантастический характер, что личности «махатм».
4) Le Monde Occulte, р. 157.
5) Lotus Bleu, 7 декабря 1890 и 27 марта 1893.
6) Теософисты очень часто вместо имени г-жи Блаватской приводят одни её инициалы.
7) Lotus Bleu, 27 сентября 1892 года. Упомянем еще махараджу Дурбунгхи, члена Теософского общества, предоставившего сумму в размере двадцати пяти тысяч рупий(Le Lotus, март и июль 1888).
8) Philosophie Esotérique de l’Inde ; Vision des Sages de l’Inde ; Le Réalisme Hindou.
9) The two Worlds, 20 апреля 1894.
10) La Sirène indienne,, из индусской газеты Bandé Mâtaram,март 1911.
11) Письмо Ледбитеру, 14июля 1906.
12) Статья 7 устава сомасонства.
13) Мы взяли этот текст из Bulletin Théosophique, декабрь 1913.
14) Lotus Bleu, 7 октября1890, рр. 235 и 236.
15) Le procès de Madras, pp. 46-47.
16) В письме от 15 сентября1913 года г-жа Безант была вынуждена признать, что «экстремистская» партия никогда не призывала ни к какому убийству, и также что г-жа Тингли (преемница Джаджа), которую она прежде обвиняла в том, что она спонсирует ее противников, никогда не вмешивалась в индийскую политику».
17) Ibid., pp. 7-8.
18) Ibid., p. 13.
19) G. Revel. De l’an 25000 avant Jésus-Christ à nos jours, p. 60; Mme Besant. L’Ere d’un nouveau Cycle et L’Avenir Imminent.
20) The Perfect Way, p. 250.
21) Как видно, именно отсюда г-жа Безант взяла название для одной из своих работ.
22) Здесь намек на титулDefensor Fidei («Защитник веры»), который короли Англии носят со времен ГенрихаVIII, и этот намек тем более очевиден, что три с половиной века, о которых тотчас же заходит речь, как раз составляют то время, что прошло со времен английского раскола.
23) Даниил 7:25.
24) То есть триста шестьдесят пять лет или скорее, следуя еврейскому календарю, триста пятьдесят пять лунных лет (каждый год включает триста пятьдесят пять лет), что составляет только около триста сорок пять солнечных лет. Между тем, от 1534 года, даты раскола, устроенного Генриха VIII,до 1879 года, даты, указанной в предсказании Элифаса Леви, о котором мы сейчас поговорим, прошло ровно триста сорок пять лет. Совпадение слишком примечательное, чтобы не навести на мысль, что дата 1879 год была высчитана на только что указанной нами основе.
25) Благодаря интуитивным«прозрениям» Анны Кингсфорд.
26) The Perfect Way, p. 253.
27) Вычисления, которые мы привели в одном из предыдущих примечаний, также побуждают нас думать, что Элифас Леви имел ввиду Англию.
28) Напомним также, что в1882 году, когда вышла в свет книга «Совершенный путь», должна была, согласно герцогине де Помар, наступить новая эра и странное совпадение, что такое же утверждение обнаруживается в учении H. B. of L.
29) Этот Орден, чей нынешний центр раположен в Брэдфорде (Йоркшир), не следует путать, несмотря на сходство названий, с F. T. L. (Fraternitas Theusauri Lucis) или «Братством Сокровища Света»,розенкрейцеровской организацией (или именуемой таковой), вероятно,американского происхождения. Имеется и еще два других «Братства света», оба американские: одно, Brotherhood of Light без эпитета, с центром в Лос-Анжелесе (Калифорния), другое, Hermetic Brotherhood of Luxor, и здесь сходство названий нужно, чтобы вызвать путаницу. Сюда необходимо добавить также «Орден света» (Order of Light), также американский, на существование которого мы уже указывали в главе о «парламенте религий».
30) Речь идет о Мартоне де Паскуале, основателе обряда «Избранных Коэнов», чьим учеником был Луи-Клод де Сен-Мартен до своего знакомства с теософскими трудами Бёме и Гихтеля.
31) Это последнее предположение основывается, без сомнения, на том, что Рагон перевел на французский и опубликовал в 1821 году рукопись немецкого масона Коплена, датируемую1770 годом и носящую название Crata Repoa, которая содержит описание так называемого обряда «посвящений в древние мистерии жрецов Египта».
32) E.-J. Coulomb. Les Cycles: Lotus Bleu 27 ноября 1893, р. 258 Если то, что нам было сказано на тему личности Метамона, чистая правда, запирательство по поводу H. B. of L.по-настоящему удивительно.
33) Lotus Bleu, 27 сентября 1895.

 

Из книги: Рене Генон. Теософизм, история одной псевдорелигии. Пер. с французского Андрея Игнатьева

Новости
18.04.19 [19:00]
Круглый стол «Либерализм: концепция и реальность»
21.12.18 [19:00]
Факторы русского раскола: социальный и политический аспект
01.11.18 [19:00]
Круглый стол «Многополярный мир, как вариант будущ...
29.06.18 [17:00]
Спортивная Среда!
02.01.18 [7:00]
Евразийцы учатся рукопашному бою (ФОТО)
25.11.17 [18:00]
Евразийцы учатся стрельбе (ФОТО)
25 октября 2017 года на 42 году жизни после тяжёлой и продолжительной болезни ушёл из жизни оригинальный философ, поэт, исполнитель Олег Валерьевич Фомин-Шахов 26.10.17 [19:00]
Информация по прощанию с Олегом Фоминым
Презентация книги директора Центра геополитических экспертиз, члена Изборского клуба Валерия Коровина «Геополитика и предчувствие войны. Удар по России», вышедшей в издательстве «Питер», состоится 9 сентября 2017 года в рамках 30-й Московской междуна 10.09.17 [15:00]
Презентация книги Коровина «Геополитика и предчувствие войны»
Александр Дугин 03.07.17 [21:53]
Дугин: “Сербы на Косовом поле знали, что Сербия - вечная страна”
08.04.17 [11:00]
Круглый стол по геополитике
Новости сети
Администратор 23.02.19 [11:10]
Онтология 40K
Администратор 04.01.17 [10:51]
Александр Ходаковский: диалог с евроукраинцем
Администратор 03.08.16 [10:48]
Дикие животные в домашних условиях
Администратор 20.07.16 [12:04]
Интернет и мозговые центры
Администратор 20.07.16 [11:50]
Дезинтеграция и дезинформация
Администратор 20.07.16 [11:40]
Конфликт и стратегия лидерства
Администратор 20.07.16 [11:32]
Анатомия Европейского выбора
Администратор 20.07.16 [11:12]
Мозговые центры и Национальная Идея. Мнение эксперта
Администратор 20.07.16 [11:04]
Policy Analysis в Казахстане
Администратор 20.07.16 [10:58]
Армения. Мозговые центры и технологии цветных революций
   

Сетевая ставка Евразийского Союза Молодёжи: Россия-3, г. Москва, 125375, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605
Телефон: +7(495) 926-68-11
e-mail:

design:    «Aqualung»
creation:  «aae.GFNS.net»

ads: