Портал сетевой войны ::  ::
Вход Поиск
О проекте Карта сайта
Регистрация Участники
ДОКУМЕНТЫ
ССЫЛКИ
Новороссия

Релевантные комьюнити ЕСМ:
rossia3
ru_neokons
ЕСМ - ВКонтакте
Дугин - ВКонтакте

Регионы ЕСМ

Дружественные сайты

КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
ЛИТЕРАТУРА
29 декабря 2014
Дж.Р.Р. Толкиен: христианин, консерватор, традиционалист
Часть 7

Читать сначала

ГЛАВА 3. ОНТОЛОГИЯ ГРЕХОПАДЕНИЯ

 "Сильмариллион" начинается с "Ainulindale" - музыки Айнуров, сказания о Сотворении мiра. Этот миф у Толкиена представляет собой смелый эксперимент: по сути ни в чем не противореча христианскому мифу, он освещает его с новой, неожиданной стороны. Первые слова "Сильмариллиона" таковы: "Был Эру, Единый, Тот, Кого в Арде зовут Илуватаром. И первыми явил он Айнуров, Священных, рожденных от мыслей Его; и они были с Ним, когда ничего ещё не было. И Он говорил с ними, предлагая им музыкальные темы; и они пели перед ним, и Он радовался. Но долгое время каждый из них пел отдельно или по двое-трое вместе, а прочие внимали: ибо каждый понимал лишь ту часть разума Илуватара, из коей вышел; и плохо понимали они своих братьев. Однако, внимая, они начинали понимать друг друга более глубоко, и их единство и гармония росли.
И пришло время, когда Илуватар созвал всех Айнуров и задал им мощную тему, открыв им вещи огромней и удивительнее всего, что являл прежде; и величие начала её и блеск конца так поразили Айнуров, что они в безмолвии склонились пред Илуватаром.
И тогда сказал им Илуватар:

- Я желаю, чтобы из этой темы, что Я задал вам, вы все вместе создали Великую Музыку. И, так как Я зажёг вас от Неугасимого Пламени, вы явите теперь силы свои в развитии этой темы - каждый, как думается и желается ему. А Я буду сидеть и внимать, и радоваться, что через вас великая краса придет в песню".

 На этом этапе Триединый Бог, таким образом, сотворив Айнуров (девять чинов ангельских) силой Святого Духа (Неугасимого Пламени), предложил им участвовать в сочинении Повести (story). "И тогда голоса Айнуров, подобные арфам и лютням, скрипкам и трубам, виолам и органам, и бесчисленным поющим хорам, начали обращать тему Илуватара в великую музыку; и звук бесконечно чередующихся и сплетённых в гармонии мелодий уходил за грань слышимого, поднимался ввысь и падал в глубины - и чертоги Илуватара наполнились и переполнились, и музыка, и отзвуки музыки хлынули в Пустоту, и она уже не была Пустотой. Никогда не создавали Айнуры музыки, подобной этой, хотя и говорят, что более великая музыка будет сотворена пред Илуватаром хорами Айнуров и Детей Илуватара после Конца Дней. Тогда темы Илуватара будут сыграны верно и обретут Бытие в миг, когда зазвучат, ибо каждый тогда узнает свою цель, и каждый будет понимать каждого, и Илуватар даст их думам Тайный Пламень, ибо будет доволен". (Последнее пророчество о Песни Конца Света навеяно Отк.14:23.)

 Самым могучим и прекрасным из Айнуров был Мелкор (кв. "могучий"; легко заметить родство этого слова с еврейским "мелек" - "царь", а также "ангел"). "Более всех Айнуров был одарен Мелкор мудростью и силой, владея частицами открытого каждому из его братьев. Часто уходил он один в Пустоту, ища Негасимое Пламя; ибо горячая жажда дать Бытие собственным творениям владела им; и казалось ему, что Илуватар не спешит обращать Пустоту в Нечто, и нетерпение охватывало его при виде Пустоты. Но Пламени он не нашёл, ибо Пламя сокрыто в Илуватаре. Но, оставаясь один, Мелкор обрел думы, непохожие на думы собратьев". Здесь мы видим, что любой грех и бунт против Бога коренится в гордыне, в частности, в желании познать запретное, в нежелании смириться с тем, что есть непознаваемые вещи. Недаром диавольская идея о познаваемости мiра - один из догматов материализма. Мелкор захотел творить сам, не зная, что без Святого Духа это невозможно - возможно лишь портить Большое Творение. И тогда он стал вплетать свой голос в хор Айнуров, пытаясь перекрыть Музыку своим своеволием; некоторые Айнуры стали подпевать новой теме - и возник диссонанс, Музыка наполнилась резкими и кричащими звуками. "Илуватар всё сидел и внимал, покуда не стало казаться, что трон Его высится в сердце ярящейся бури, точно тёмные волны борются друг с другом в бесконечном неутихающем гневе. Тогда восстал Илуватар - и увидели Айнуры, что Он улыбается; Он поднял левую руку - и среди бури началась новая тема, похожая и непохожая на прежнюю, и она обрела силу и новую красоту. Но Диссонанс Мелкора вновь поднялся в волнении и шуме и заспорил с ней, и опять началась война звуков, яростнее прежнего, пока большинство Айнуров не смешалось и не перестало петь, - и Мелкор одержал верх. Тогда Илуватар поднялся снова, и Его лицо было суровым; Он поднял правую руку - и среди смятения родилась третья тема, не похожая на другие. Ибо сначала казалась она тихой и нежной, чистой капелью ласковых звуков в прозрачной мелодии; но её нельзя было заглушить, и она вбирала в себя силу и глубину. И, наконец, стало казаться, что две музыки звучат одновременно пред троном Илуватара, и были они совершенно различны. Одна была широка, глубока и прекрасна, но медленна и исполнена неизмеримой скорби, из которой и исходила главная её красота. Другая достигла теперь единства в себе самой; но была она громкой, блестящей, пустой и бесконечно повторяющейся; но гармонии в ней всё же было мало - скорее звенящий унисон множества труб, резкий и неприятный - и составленный всего из нескольких нот. И он тщился заглушить другую музыку неистовством своего голоса - но самые победные звуки его вплетались, захваченные ею, в её скорбный узор. В высший миг этой борьбы, когда чертоги Илуватара сотряслись, и трепет пронесся по дотоле недвижимому безмолвию, Илуватар поднялся в третий раз, и ужасен был Его лик. Он поднял обе руки - и единым аккордом, глубже Бездны, выше Сводов Небес, пронзительнее света глаз Илуватара, Музыка оборвалась".

 Тогда Эру сказал: "Могучи Айнуры, и самый могучий из них - Мелкор; но должно знать ему - и всем Айнурам, - что Я есмь Илуватар. Ныне Я открою вам всё, что содеяла Песнь, и позволю взглянуть на нее. И ты, Мелкор, тоже постигнешь: нет замысла, что не имел бы своего истока во Мне, и Я говорю: тот, кто думает, будто творит свою, новую песнь, сам служит великой, неведомой вам до поры Моей цели - воистину, ваши труды удивительней, нежели сами вы в силах помыслить".  "Тогда Айнуры устрашились, и не поняли они обращенных к ним слов; а Мелкор исполнился стыда, из которого произошел скрытый гнев". И вправду, смысл сказанных Эру слов не могут до конца постичь даже ангелы - куда уж нам с нашим человеческим разумением. Ведь Эру сказал: что ни творится - всё Он обращает к лучшему; но наш ум не в состоянии вместить, как же Всемогущий Эру заранее предвидел восстание Мелкора - и не помешал ему; ибо наша логика - ничто в сравнении с замыслами Эру. Зло возникло из-за бунта свободной воли Мелкора; но в конечном итоге, сам его мятеж был неизбежен согласно замыслу Илуватара о Вселенной. Ибо на этом этапе Музыка Айнуров перестала быть просто Повестью и стала Творением. (Ещё до Христа было известно, что Бог сотворил мiр сначала на идеальном, а затем на материальном уровне; в зороастрийском "Бундахишн" эти уровни называются "меног" и "гетиг"; Отцы Церкви же признали это учение как единственно верное. О Видении прежде создания материального мiра писали Псевдо-Дионисий Ареопагит, свт. Ириней Лионский, бл. Августин, св. Иоанн Дамаскин. В одном из писем Толкиен так резюмировал эту «платоническую» мысль: «Творение – акт воли Эру Единого, наделяющее Реальностью понятия».)

 "Илуватар же поднялся и вышел из дивных мест, что сотворил для Айнуров; и Айнуры последовали за Ним.
И когда Они вышли за грань Пустоты, молвил им Илуватар:
- Узрите свою Музыку!
И Он явил им видение, одарив Зрячестью; и они увидели пред собой новый Мiр, шар в Пустоте, который был укреплен там, но не рожден из неё. И когда они смотрели и дивились, Мiр этот начал раскрывать им свою историю, и мнилось, что он живёт и растёт. И через некое время - Айнуры же молчали - Илуватар вновь сказал им:
- Узрите свою Музыку! Это ваше пение; и каждый из вас отыщет там, среди того, что Я явил вам, вещи, которые, казалось ему, он сам придумал или развил. А ты, Мелкор, откроешь все тайные помыслы своего разума и поймешь, что они лишь часть целого и данники его славы
".

 Тогда Айнуры увидели, что Илуватар в этом мiре заложил новые вещи, о которых они сами не догадывались во время Песни. Они узрели, что в третьей теме, которую сочинил Один лишь Илуватар, без всякого участия Айнуров, говорится о приходе Детей Эру - эльфов и людей, рас, независимых от Айнуров, уступающих им в силе - но также обладающих свободой воли и своего бытия и поэтому равных самим Айнурам перед лицом Эру; и Айнуры (кроме Мелкора) от всей души полюбили эти создания, пока ещё не явленные. "Дети Илуватара - это Эльфы и Люди, Перворожденные и Пришедшие Следом. Среди всех чудес Мiра, его обширных пространств и чертогов, его кружащихся огней, Илуватар избрал им место для жилья в Глуби Времен и между безчисленных звезд. И место это могло показаться песчинкой тем, кто видит лишь величие Айнуров и не видит их внушающей трепет проницательности; или тем, кто видит лишь безконечные просторы Мiра, что ещё создают Айнуры, и не видит точной соразмерности, с коей всё создано [ещё один камень в огород материалистической науки. - М.М.]. Но когда узрели Айнуры в видении это жилище и увидели Детей Илуватара, пробуждающихся там, - многие из самых могучих преклонили все думы и страсти свои к тому месту. И главой их был Мелкор - так же, как вначале он был величайшим из Айнуров, создавших Музыку. И он лгал - вначале даже себе самому, - что хочет отправиться туда и привести всё в порядок к приходу Детей Илуватара, смирив ледяные и знойные бури. Но превыше всего желал он подчинить себе Эльфов и Людей, завидуя дарам, коими обещал одарить их Илуватар; и он жаждал иметь слуг и подданных, и зваться Властелином, и господствовать над душой и волей других".

 Айнуры восхищались удивительными веществами, из которых создана Арда (Земля): металлами и камнями, но более всего водой - ибо в ней навсегда осталось эхо Музыки Айнуров (об особой святости воды в христианстве см. в главе 2). И Айнур Аулэ уже стал думать, как украсить землю, а Улмо - самый сведущий в Музыке - полюбил воды. Но Илуватар сказал ему: "Ужели не видишь ты, как там, в этом малом краю, в Глуби Времен Мелкор объявил войну твоим владениям? Он придумал жестокий, убийственный холод - и всё же не разрушил красы твоих источников и чистых озер. Взгляни же на снег и коварную работу мороза! Мелкор создал зной и необоримое пламя - и не иссушил твоего желанья, не заглушил музыки моря. Взгляни же на высоту и величие облаков и вечно меняющиеся туманы; услышь, как падает на землю дождь! В этих облаках ты приблизишься к Манвэ - другу, столь любимому тобой". Так Манвэ (второй по мощи ангел после Мелкора) и Улмо сошли в Арду. Но в тот же миг Видение Айнуров относительно будущего Арды прервалось, и опять вокруг была Тьма; Эру не показал Айнурам последние эпохи и Конец света.

 Но Айнуры воспылали страстью к тому, чтобы Видение стало Явью - и Эру сказал: "Мне ведома жажда ваших душ, чтобы то, что вы видели, было на самом деле, не только лишь в ваших помыслах. Потому Я говорю: Эа! Пусть все это Будет! И я вкладываю в Ничто Негасимый Пламень, и он станет сердцем Мiра, Что Будет; и те из вас, кто пожелает, смогут спуститься туда.
И внезапно Айнуры узрели вдали свет, будто облако с сердцем живого пламени; и поняли они, что это не видение, но что Илуватар создал новое: Эа, Мiр Сущий
". Эа - это название Вселенной; в квенья ea - неспрягаемый глагол, означающий "быть, пребывать" (несовершенный, а точнее, «вечный» вид), чаще всего применяется, когда речь идёт о Боге: "Eru ea han Ea" (Эру пребывает вне мiра); слово E также может означать "творение, создание". (Обратим внимание: о. Павел Флоренский также сетовал на отсутствие в большинстве языков (кроме семитских) «вечного» вида глаголов, применимого к Богу. Глагол ea в квенья именно таков.)

 Поэтому Эру разрешил Айнурам по желанию войти в Эа и навсегда остаться в нём, чтобы они стали жизнями Мiра, а Мiр - их жизнью; они навечно привязаны к этому мiру и не могут выйти из него вплоть до Конца света. С этого момента, когда Повесть стала Историей, они превратились из слушателей в персонажей - и вошли в Историю: "Это те самые Айнуры, что "влюбились" в показанное им Видение - и, без сомнения, те, что играли наиболее sub-creational роль в Музыке". Те пятнадцать Айнуров (включая Мелкора), которые вошли в Эа, называются Валарами (кв. vala "сила, стихия"); с ними вошло и огромное количество младших ангелов - Майаров. Нетрудно заметить, что здесь представлен православный взгляд на иерархию ангелов: высшие семь чинов - это те, кто остался за пределами Эа (и в самом деле, мы не знаем никого из представителей высших семи чинов ангельских по имени); архангелы (восьмой чин) - это Валары (причем Манвэ однозначно соотносится с Михаилом - ибо имя Михаил означает "кто как Бог?", а на квенья это звучит как "man ve Eru?"; Тулкас, "сильный" на квенья - это Гавриил, "сила Божья"); число Майаров составляет многие миллионы, и это соответствует просто ангелам (девятому чину). Правда, с другой стороны, можно считать, что Валары - это ангелы вообще, так как само их название означает "Власти" (Толкиен сам в одном письме указывает на то, что такой смысл был бы точнее), что соответствует шестому ангельскому чину в Православии. Здесь мы ещё раз видим, что Толкиен оказывается близок именно православному учению. О.Шпенглер вынес суровый приговор западному богословию: "Доведись апостолу Павлу или Августину познакомиться с нашими представлениями о христианстве, они отвергли бы все наши книги, все догматы и понятия как превратные и еретические"; в случае с толкиеновским мифом о Сотворении Мiра этого не произошло бы.

 Интересен вопрос о Святом Духе у Толкиена. Как католик, Профессор, очевидно, признавал формулу филиокве (хотя нет никаких сведений о том, как он его понимал – а понимать её можно как угодно). Поэтому мы должны особо тщательно исследовать его книги на предмет наличия этого заблуждения, ошибочного теологумена. Факты же таковы: 1) первый раз Святой Дух упоминается много раз в "Айнулиндалэ", везде как Дар Бога мiру, как способ животворения этого мiра; мiр в книге Толкиена, как и в Православии, творится Словом (Сыном) и животворится Духом (Негасимым Пламенем); 2) второй раз Святой Дух упоминает Гэндальф во "Властелине Колец": "Я слуга Тайного Огня". Других упоминаний Святого Духа в произведениях Толкиена «средьземельского» цикла нет, поскольку они описывают все-таки дохристианскую эпоху, когда троичность Бога еще не была раскрыта. Впрочем, Святой Дух упоминается в «Мифопоэйе» как Источник всякого творчества. Таким образом, имеющиеся упоминания касаются лишь исхождения Духа от Отца и вовсе не затрагивают вопрос о Его исхождении от Сына. Есть, правда, мнение, что толкиеновское понятие о Святом Духе как Даре Бога мiру восходит к Западным Отцам Церкви IV века, в т.ч. к свт. Иринею Лионскому. А именно такая трактовка спустя много веков привела к догмату филиокве. Однако сама по себе эта трактовка является вполне правильной и отнюдь не еретической, так что и в книгах Толкиена о Святом Духе ничего неправильного не сказано. Более того: иногда говорят, что в католицизме Дух понимается скорее как сверхприродный, внеприродный Дар, то в Православии – как пронизывающий всю природу человека. В таком случае воззрения Толкиена также ни в чем не противоречат учению Православной Церкви.

 Итак, каковы особенности толкиеновского мифа о Сотворении мiра по сравнению с христианским учением? Музыка Айнуров - это вполне ясно - представляет собой необычную трактовку Логоса ("Вначале было Слово" (Ин.1:1)). Впрочем, не такую уж необычную: о Слове как Музыке говорили св. Северин Боэций, св. Климент Александрийский, свт. Ириней Лионский, свт. Григорий Нисский, А.Ф. Лосев. "Ainulindale" вызывает повышенное внимание современных российских богословов на предмет соответствия книге Бытия и учению Отцов Церкви. Различия между ними, однако, не касаются глубинной сути. Каменкович и Каррик пишут: "Можно сказать, что Толкиен не изменяет христианского Предания, но лишь "заполняет пробелы" в нём". Профессор писал: "Полагаю, что разница между моим мифом и тем, что, наверное, можно назвать христианской мифологией, кроется в следующем. В христианской мифологии Грехопадение Человека следует за грехопадением ангелов и является его следствием (хотя и не обязательно из него вытекает); грехопадение ангелов представляет собой мятеж сотворенной Богом свободной воли на уровне, превосходящем человеческий; но нигде не сказано с полной определенностью (а в некоторых версиях об этом умалчивается вообще), чтобы этот мятеж повлиял на саму природу мiра: зло было привнесено в мiр снаружи, сатаной. В моём же мифе мятеж сотворенной Богом свободной воли предшествует созданию мiра (Эа), и в Эа присутствуют показанные методами sub-creation зло и мятежи; таким образом, элементы этого мiра рассогласованы уже в момент произнесения "Да будет!". Падение или порча всего, что ни есть в Эа, всего, что ее населяет, были, следовательно, возможны уже с самого начала - если не неизбежны... Даже Валары могут ошибаться...".

 Однако Толкиен здесь, как обычно, скромничает по поводу своей ортодоксальности. Ведь если среди Отцов Церкви нет единого мнения о том, пал ли сатана до и или после сотворения материального мiра (логичнее первое), то в вопросе об Искажении мiре они едины. Этот момент - порча, искажение Арды - является ключевым в концепции мiроздания Толкиена. В этой связи рассогласование Эа уже к моменту её сотворения противопоставлено неупорядоченному бытию Пустоты до Музыки Айнуров. Каменкович и Каррик цитируют по этому поводу православного философа-евразийцы В.Н. Ильина (1891 - 1974): "Есть хаос и хаос. Хаос первого рода - это "земля неустроенная", хаос творческий и творимый... готовый стать космосом под воздействием Слова Божия... Но есть хаос и второго рода: это "горький хаос" разрушения, смерти, гибели. Этот хаос, в известном смысле, обратен первому и связан с противлением воле Творца, воле Божией... Характерное свойство этого хаоса есть то, что он возникает всякий раз, когда тварь отвращается от Творца в силу дарованной ей формальной свободы, но видит перед собой зияющую пустоту, наполненную небытийственными призраками, и, одержимая тёмными влечениями к гибели, стремится в эту пустоту... И внутренний опыт, и свидетельство Писания говорят нам о том, что творение и разрушение мiра идут как бы параллельно и на всякий творческий акт Создателя мiра Его противник отвечает актами противления и разрушения". О двух видах хаоса писали бл. Августин и св. Василий Великий. Первый хаос, "земля безвидна и пуста" (Быт.1:2), назван в "Айнулиндалэ" Пустотой. Второй хаос создает Мелкор.

 Шпенглер отметил, что эта великая истина известна всем ближневосточным религиям, но он не указал на различия в трактовке дьявола в разных религиях. Дело в том, что в христианстве Мелкор, хоть и могуч, но он - создание Бога и не равен Ему в принципе; он не может творить ничего нового. Другие же родственные христианству религии эту истину часто забывают, двояко искажая её: либо приравнивают дьявола к Богу, либо, наоборот, всячески приуменьшают его могущество. Об этой истине забыл зороастризм (в котором Анхра-Майнью существует изначально и способен самостоятельно творить) - и это искажение выродилось в манихейство. Об этой истине забыли иудеи, провозгласившие сатану всего лишь ангелом смерти - отсюда талмудизм, каббала и ересь булгаковского "Мастера и Маргариты". Об этой истине забыл ислам, где дьявол слаб и незначителен - и в итоге в сикхизме и кришнаизме, возникших под мусульманским влиянием, дьявол как личность вовсе отсутствует. На Западе же дьявол, как показал Шпенглер, вообще оказался не нужен: сначала о нём забыл протестантизм (Лютер запускал в сатану чернильницей, когда тот к нему являлся), а в восемнадцатом веке в Европе даже в католицизме дьявол стал скорее назидательным образом, чем реальным Противником Бога.

 Но Толкиен неуклонно придерживается единственно верной, православной позиции в определении роли Мелкора. Святоотеческой концепции о трёх состояниях мiра и человека: до искажения, искаженном и очищенном (в наше время об этом хорошо писал, например, о.Серафим Роуз) - в точности соответствует учение Толкиена об Арде Неискажённой (Arda Alahasta; в русских переводах можно встретить название Арда Незапятнанная) - в которой не было Мелкора, Арде Искажённой (Arda Hastaina) и - после Конца света - Арде Возрождённой (Arda Envinyanta). Посмотрим, как это описывается в "Сильмариллионе": "Когда же Валары пришли в Эа, то поразились и растерялись, ибо не было там ничего, что узрели они в видении, и всё было предначально и бесформенно, - и повсюду царила тьма. Ибо Великая Музыка была лишь ростком и цветением мысли в Чертогах Безвременья, а Видение - лишь прозрением; а сейчас они пришли в начало Времён; и поняли Валары, что мiр лишь предначертан и предпет, и им должно создать его. Так начались их великие труды в пустотах неизмеримых и неизведанных и в веках безсчётных и позабытых, покуда в Глуби Времен и среди обширных чертогов Эа не пришёл час и место, где было сотворено жилище Детей Илуватара. Главными в этой работе были Манвэ, и Улмо, и Аулэ; но Мелкор тоже был там и с самого начала вмешивался во всё, что делалось, переиначивая это, если мог, на свой лад; и он разжёг великие огни. И когда юная Земля была полна пламени, Мелкор возжаждал ее и сказал прочим Валарам:

 - Это будет моё царство; я объявляю его своим!". Так Мелкор получил свое прозвание - князь мiра сего. Но Манвэ, второй по силе среди Валаров, с помощью Майаров не дал Мелкору захватить Землю: "Царство это не будет твоим, ибо другие трудились здесь не менее твоего!". "И началась борьба между Мелкором и прочими Валарами; и Мелкор на время отступил и ушел в иные области Мiра, и делал там, что хотел; но жажда Царствия Земного не оставила его сердца".

 Валары - архангелы - существовали в незримом обличье, но могли по своему желанию принимать и зримый, "телесный" облик, похожий на мужчин и женщин - но этот облик для них был не более чем для нас одежда. Поэтому Валаров условно делят на "мужских" и "женских", некоторые из них даже образуют "пары" - но надо помнить, что ангелы по своей природе безполы. У Толкиена низшие ангелы - Майары имеют действительный, а не вымышленный пол; однако относительно Валаров он говорил, что деление их на "мужских" и "женских" носит психологический характер, а не физический. Конечно, это обстоятельство вызывает наибольшие нарекания Толкиену среди православных богословов. Что тут можно сказать? В книгах Толкиена наличие пола (пусть даже условного) у ангелов не является существенным моментом, т.е. таким моментом, который бы влиял на прочие законы его sub-creation; другими словами, это случайный и несущественный элемент. Будь ангелы у Толкиена безполы, ход повествования не изменился бы - за исключением Мелиан и её дочери Лутиэн. Но в таком случае мы должны признать наличие "пола" у толкиеновских ангелов серьезным, обидным и досадным литературным просчетом. Это может ввести в соблазн читателя, и это следует осудить. Впрочем, Толкиен ведь не собирался издавать "Сильмариллион" в нынешнем виде и в последние годы исправил эту ошибку; но так случилось, что был опубликован именно этот вариант "Сильмариллиона". Что ж, ничего не поделаешь. Итак, тут нет греха, но есть литературная оплошность.

 Итак, Манвэ стал верховным представителем Эру в Эа, её наместником, царём - потому Землю и назвали Ардой, что на квенья значит "царство". Задачей Валаров и помогавших им Майаров на том этапе было укротить хаос Земли, превратить её в сад и подготовить к долгожданному приходу Детей Илуватара - эльфов, о которых Валары не знали, как они выглядят и когда появятся, но знали, что час уже близок. "Валары всегда стремились, вопреки Мелкору, править Землей и подготовить её к приходу Детей Илуватара; и они создавали земли, а Мелкор разрушал их; выкапывали долины - Мелкор вздымал их вверх; воздвигали горы - Мелкор низвергал их в землю; заполняли моря - Мелкор иссушал их; и не было ничему ни покоя, ни мира, ибо едва начинали Валары какой-нибудь труд, Мелкор разрушал содеянное или портил его. И всё же труды их были не совсем напрасны; и хотя ни в одном деле их воля и помыслы не осуществились полностью, и всё имеет иной облик, чем казалось вначале Валарам - тем не менее, хоть и медленно, Земля обрела вид и почву. Так, наконец, в Глуби Времен и среди безчисленных звезд было создано жилище Детей Илуватара". Тогда произошла первая война Валаров с Мелкором, ибо "он низвергся на Арду в величии и мощи больших, нежели у любого Валара, подобный горе, что, стоя в море, главою пронизывает тучи, увенчанный огнём и дымом; и свет глаз Мелкора был пламенем, что опаляло зноем и пронзало хладом". На этом заканчивается "Ainulindale" и начинается "Valaquenta" - краткая характеристика Валаров и Майаров.

 Существует семь Валаров и семь Вал (что соответствует семи архангелам в Православии, хотя число 14 встречается также в скандинавской мифологии и в южногерманских католических верованиях); пятнадцатый архангел, "Мелкор более не считается Валаром, и имя его не произносится на Земле". Валары у Толкиена описываются в красках, похожих на языческие мифы, потому что люди считали их "богами" (слово "боги" в смысле "ангелы" порою употребляется в Ветхом Завете, особенно в Псалтири). Так, Манвэ правит Ардой от имени Эру, он покровитель ветров и птиц. Варда (Элберет) - владычица света и звёзд, наиболее ненавистная Мелкору. Улмо - владыка вод, он живёт в океане и редко общается с прочими Валарами; только ему доступно понимание голоса вод, рассказывающего обо всём, что происходит в Арде (Улмо я бы соотнес с ангелом вод из Библии (Отк.16:5)). Аулэ - великий кузнец, творец драгоценных металлов и камней и, как мы уже знаем, Отец гномов. Яванна Кементари - покровительница растений и плодов. Феантури - на квенья это значит "владыки душ" - считаются "братьями"; их настоящие имена - Намо и Ирмо, но по местам обитания их чаще называют Мандос (он владыка загробного царства - по крайней мере, эльфов и гномов - а также глашатай приговоров Манвэ) и Лориэн (повелитель снов, ибо сон - младший брат смерти). Ткачиха Вайрэ вплетает всё произошедшее в ковёр судьбы в чертогах Мандоса, целительница Эстэ даёт отдых и бодрость. Ниэнна - "богиня" скорби и плача; её рыдания присутствовали уже в Музыке Айнуров, и эта скорбь продлится до конца мiра - мiра, безвозвратно испорченного Мелкором. Ниэнна живет у самой западной границы Эа и смотрит за стены этого мiра. Тулкас - покровитель войны и оружия, безстрашный борец с Мелкором, всегда смеётся (напомню, Манвэ соотносится с архангелом Михаилом, а Тулкас - с Гавриилом; сравнение их с Одином и Тором не имеет под собой никаких оснований). Несса быстра и легка, в то время как Оромэ - охотник, "владыка лесов"; в Начале Времён он больше всех любил путешествовать по Средьземелью. Его белый конь Нахар сияет ослепительным блеском; звук его рога Валаромы подобен молнии. Вечно-юная Вана - "сестра" Яванны, покровительница весны и цветов.

 Из этих четырнадцати Валаров восемь зовутся Аратарами - они самые могучие: Манвэ и Варда, Улмо и Мандос, Яванна и Аулэ, Ниэнна и Оромэ. Девятым Аратаром был Мелкор; но он пал. О Майарах известно мало; так, в их число входили Илмарэ, помощница Варды, и Эонвэ, оруженосец и знаменосец Манвэ. Оссэ - вассал Улмо, владыка прибрежных вод; его "жена" - Уйнен, владычица соленых вод. Оссэ вначале некоторое время служил Мелкору, устраивая бури, вскоре раскаялся и был прощён, но до сих пор имеет буйный нрав. Ещё одна Майя, о которой мы в дальнейшем будем говорить - Мелиан; изначально она ухаживала за деревьями в Лориэне. Том Бомбадил - это Майар, первым пришедший в Средьземелье: "Я - Старейший. Запомните, друзья мои: Том был здесь прежде, чем потекла вода и выросли деревья. Том помнит первую каплю дождя и первый жёлудь: Том был здесь, когда эльфы потянулись один за другим на запад, он помнит время, когда ещё не закруглились море и небо. Он знал Звёздную Первотьму, ещё не омраченную страхом, он помнит время, когда ещё не явился в мiр из Внешней Тьмы Чёрный Властелин". "Жена" Тома Златовика - тоже Майя.

 Было ещё пять известных Майаров - Орден Истари. В него входили слуги Оромэ Палландо и Алатар Синие, посланец Яванны Айвендил Бурый (Радагаст), посланец Аулэ Курунир Белый (Саруман) и слуга Манвэ и ученик Ниэнны Олорин Серый (Гэндальф). Валары и Майары мудры, но часто ошибаются, даже Манвэ (хотя и без злого умысла) и в этом смысле ничуть не лучше эльфов и людей; они, хотя и видели часть Видения Эру, почти ничего не знают о будущем Конце и лишь изредка на какого-нибудь Валара сходит Дух, и он тогда может изречь предсказание (и в этом смысле Валары опять же ничем не превосходят людей или эльфов). Только Манвэ может иногда напрямую общаться с Эру - но делает это редко и потому тоже иногда ошибается. (О способности ангелов ошибаться говорит и Библия - Иов 4:18.)

 "Valaquenta" вызывает нарекания богословов гораздо чаще, чем "Айнулиндалэ". Но если по вопросу об условном "поле" Валаров с ними можно согласиться, то с критикой Толкиена за то, что якобы ангелы на самом деле не принимали участия в Сотворении мiра, согласиться нельзя. Конечно, мiр сотворил Эру - и только Он. Это ясно говорится в "Айнулиндалэ". Но значительную роль в обустройстве уже сотворенного мiра ангелы, несомненно, играют - не только у Толкиена, но и в реальной истории. Об этом писали Псевдо-Дионисий Ареопагит, свт. Григорий Нисский, бл. Августин, Фома Аквинский, св. Иустин Философ (Мученик), Афинагор, Ориген, св. Андрей Кесарийский и особенно св. Иоанн Дамаскин. Управление стихиями со стороны ангелов находит подтверждение в Апокалипсисе (Отк.16:5, 19:6 - ангелы воды, 7:1 - ветра, 14:18 - огня). Об участии ангелов (подобно толкиеновским Валарам) в управлении земными делами писали св. Иустин Мученик, Афинагор, Ориген, Евсевий Кесарийский, св. Григорий Богослов, бл. Иероним, бл. Августин, св. Иоанн Дамаскин, св. Димитрий Ростовский. Судя по "Повести временных лет", этот взгляд был общепринят и на Руси. Что касается остальных особенностей Валаров, то тут разногласий между Толкиеном и святоотеческим учением и вовсе нет. Ангелы созданы прежде создания мiра - да, это утверждает и Библия (Иов 38:7), и единогласно Свящ. Предание. Ангелы могут принимать телесный облик - да, это ясно и из Библии, и это доказывали Отцы Церкви, а в новое время - у католиков францисканец Бонавентура, у православных свт. Игнатий Брянчанинов (вопреки ошибочному мнению Фомы Аквинского и св. Феофана Затворника).

 Мелкор - Тот, кто восстал в мощи - обладал совокупными достоинствами всех прочих Валаров; но он возжелал господства над Ардой и восстал против Эру. Он презрел всех кроме себя самого - и пал. Он князь мiра сего (Мелкор - это "могучий" на квенья и "царь" по-еврейски), он - сама власть (Еф.6:12), изобретатель греха (1 Ин.2:14), "лжец и отец лжи" (Ин.8:44), "древний змий, обольщающий всю Вселенную" (Отк.12:9). Он вначале искал Света и звался Люцифером - несущим Свет, но не смог найти Тайный Огонь (Святой Дух), сокрытый в Илуватаре - и стал Люцифугом, бегущим света: "Начал он с жажды Света, но когда не смог завладеть им единолично, низвергся сквозь огонь и ярость во Тьму. И Тьмою пользовался он более всего в своих лиходейских трудах на Арде, и наполнил её страхом для всех живущих". Он - "змей изгибающийся" (Ис.27:1); и не случайно на квенья "змей" - hloce или loci, что соответствует скандинавскому имени дьявола - Локи. Его пламя - это тёмное пламя Удуна (ада), то самое, которое присуще и балрогам - в противоположность Неугасимому Пламени Святого Духа, которое ежегодно сходит на Пасху на Гроб Господень и не жжёт. Его оружие - молот Гронд, Палица Подземных Царств; Толкиен не мог не знать, что, согласно учению Церкви, все инструменты труда благословенны и лишь молот проклят (ибо им забивали гвозди в Христа).

 Но у Мелкора есть ещё одно имя - легион, ибо он не один: он совратил вслед за собой множество Майаров (по православному преданию - треть всех ангелов). Самый известный из них - Саурон (кв. "отвратительный"), он же Гортаур Жестокий, бывший вассал Аулэ; а после него - валараукары (кв. "мощные демоны"; на синдарине - балроги), Ужас Древнего Мiра, совмещавшие в себе жуткую тьму и страшное тёмное пламя Удуна, демоны страха, чудовищные Огненные Бичи. Было и множество других бесов, чьи имена неизвестны. Так заканчивается "Valaquenta" и начинается "Quenta Silmarillion", цикл сказаний о Первой Эпохе, составляющий 80% от объёма "Сильмариллиона".

Продолжение

 

Максим Медоваров

Новости
25 октября 2017 года на 42 году жизни после тяжёлой и продолжительной болезни ушёл из жизни оригинальный философ, поэт, исполнитель Олег Валерьевич Фомин-Шахов 26.10.17 [22:00]
Информация по прощанию с Олегом Фоминым
Презентация книги директора Центра геополитических экспертиз, члена Изборского клуба Валерия Коровина «Геополитика и предчувствие войны. Удар по России», вышедшей в издательстве «Питер», состоится 9 сентября 2017 года в рамках 30-й Московской междуна 10.09.17 [18:00]
Презентация книги Коровина «Геополитика и предчувствие войны»
Александр Дугин 04.07.17 [0:53]
Дугин: “Сербы на Косовом поле знали, что Сербия - вечная страна”
08.04.17 [14:00]
Круглый стол по геополитике
05.02.17 [20:00]
Презентация книги “Донецкая революция” в Москве
23.01.17 [15:00]
В Санкт-Петербурге пройдет пикет в поддержку возвр...
19.01.17 [18:00]
Первая встреча дискуссионного клуба «Ордынка»
17.12.16 [14:00]
Круглый стол по классикам евразийства
15.11.16 [21:00]
Круглый стол в Институте стран СНГ
10.11.16 [17:00]
Первое занятие по теории огнестрельного оружия
Новости сети
Администратор 04.01.17 [13:51]
Александр Ходаковский: диалог с евроукраинцем
Администратор 03.08.16 [13:48]
Дикие животные в домашних условиях
Администратор 20.07.16 [15:04]
Интернет и мозговые центры
Администратор 20.07.16 [14:50]
Дезинтеграция и дезинформация
Администратор 20.07.16 [14:40]
Конфликт и стратегия лидерства
Администратор 20.07.16 [14:32]
Анатомия Европейского выбора
Администратор 20.07.16 [14:12]
Мозговые центры и Национальная Идея. Мнение эксперта
Администратор 20.07.16 [14:04]
Policy Analysis в Казахстане
Администратор 20.07.16 [13:58]
Армения. Мозговые центры и технологии цветных революций
Администратор 20.07.16 [13:50]
Мозговые центры Белоруссии между двумя Интеграциями
   

Сетевая ставка Евразийского Союза Молодёжи: Россия-3, г. Москва, 125375, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605
Телефон: +7(495) 926-68-11
e-mail:

design:    «Aqualung»
creation:  «aae.GFNS.net»

ads: